Российский Союз НародоВластия

 

 

 

Ш246 Шапсугов, Д. Ю. (Дамир Юсуфович).
Народовластие :Опыт политико-правового исследования :
Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора
юридических наук. Специальность 12.00.01 - Теория и история
государства и права ; История политических и правовых
учений /Академия общественных наук. Кафедра советского
государственного строительства и права. -М.,1991. -35 с.-
Библиогр. : с. 32 - 35.41. ссылок


Материал(ы):

  • Народовластие :Опыт политико-правового исследования.
    Шапсугов, Д. Ю.

    Шапсугов, Д. Ю.
    Народовластие :Опыт политико-правового исследования :
    Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора
    юридических наук.

    ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

    Актуальность проблемы. Сложный и необычный характер современной социально-политической ситуации в мире и в нашей стране выражается в глобальных по своим масштабам и радикальных по своему внутреннему содержанию и способам осуществления изменениях во всех сферах общественного бытия и сознания.

    Будущее человечества во многом зависит от того, какими станут практически складывающиеся отношения народовластия. Именно этим объясняется столь стремительное возрастание интереса к проблеме народовластия, становление которого, связано с качественными изменениями как в фактическом положении народов, так и в сущности, формах и средствах осуществления власти. Изживают себя способы властвования, не опирающиеся на согласие людей как правомерную основу политической власти, закрепляющие разделение народа на властвующих и подвластных как обособленных, противостоящих друг другу групп населения. Если провозглашение и реализация неотъемлемых прав личности были первым этапом в теоретическом и практическом преодолении указанных способов, то новый этап может быть определен как провозглашение и реализация прав народов, социальных, территориальных и трудовых общностей, внутренняя и внешняя организация взаимоотношений которых требует одновременного удовлетворения потребностей и интересов человека как рода и индивида. Это дает основание для характеристики современной эпохи, в одном из ее главных проявлений, как времени народов, осознавших, наконец, свою историческую субъектность. Наступает период, когда подмеченная Гегелем необходимость замены старых форм государства, в том числе и демократии, обнаруживших свою слишком опасную для общества зависимость от индивидуальных свойств и умонастроения правящих, новыми, рационально функционирующими системами власти, становится назревшей социальной потребностью, удовлетворение которой ассоциируется с особой организацией народа, осуществляющего свою свободу и

    - 2 –

    свободу составляющих его общностей, индивидов.

    Исходя из этого задачи дальнейшего развития исторически формировавшейся культуры властвования, изучения и использования богатейших демократических традиций, созданных каждым народом, не могут в настоящее время ограничиваться лишь возрождением и переосмыслением на новый лад демократических ценностей прошлого или простым заимствованием опыта других народов.

    Необходим серьезный прорыв в политическом мышлении человечества, нужны новые концептуальные подходы, способные представить идею народовластия в соответствии с характером и императивами грядущего XXI века.

    Применительно к нашей стране актуальность проблемы народовластия в современных условиях обусловлена и рядом специфических (весьма основательных) причин.

    Во-первых, это связано с ликвидацией авторитарно-бюрократической системы управления обществом, отождествлявшейся с социалистическим народовластием, и необходимостью преодоления стереотипов мышления и поведения, сложившихся в результате ее длительного господства над обществом.

    Во-вторых, противоречивым характером развития процессов перехода к новому общественно-политическому строю, потребностями в новом понятийном инструментарии, в выявлении сущностных черт происходящих изменений.

    В-третьих, необходимостью рациональной организации народовластия и обеспечения преемственности в развитии политической практики и научной теории, что предполагает бережное отношение даже к малым крупицам положительного опыта и достижениям в развитии научных исследований по данной проблеме.

    В-четвертых, объективно возросшим в последние годы политическим значением идеи народовластия, обладающей огромным консолидирующим потенциалом, который должен быть максимально использован в процессе решения важнейших вопросов общественного развития страны.

    В-пятых, самим состоянием исследований проблемы народовластия, которое характеризуется недостаточной изученностью истории концепции народовластия в советской науке, слабой раз-

    - 3 –

    работанностью понятийного аппарата теории народовластия, разобщенным характером знаний о народовластии, являющимся следствием обособленного исследования различных его видов и форм, что, как правило, приводит к абсолютизации значения отдельных проявлений народовластия, "разбросанности" и неизбежной не -полноте анализа народовластия как целостной системы, хотя и не сформировавшейся пока в качестве общей концепции, но, бесспорно, устремленной к тому, чтобы стать таковой;

    - необходимостью преодоления деформирующего влияния тотального огосударствления общества, отрицательно сказавшегося на становление развитых форм государственности, обеспечении суверенитета народа, а также проявившегося в недооценке понимания государства как формы организации граждан в целостность, в чем заключается первоначальный смысл демократии как формы государства. Сведение государства к аппарату управления и отождествление таким образом понимаемого государства с демократией, по мнению диссертанта, исказило подлинный исторически изначальный смысл народовластия, выражавшийся в деятельности народа как совокупности граждан, совместно участвующих в решении общих дел, и подменило ее деятельностью не совпадающего с народом аппарата управления.

    Поэтому вряд ли можно сегодня удивляться тому, что в исследованиях конституционного механизма народовластия совершенно отсутствует какой-либо анализ тоталитарных элементов, которые были присущи нашему общественному строю.

    Характеризуя состояние разработанности данной проблемы, необходимо отметить, что исследованию отдельных ее аспектов придавалось, безусловно, больше внимания, чем рассмотрению ее в качестве целостной концепции. Эта тенденция особенно отчетливо проявилась в последние годы, когда возникла необходимость в принятии на союзном и республиканском уровнях огромного числа правовых актов, связанных с устройством государственной власти и регулированием властеотношений. В связи с этим приходится констатировать, что до настоящего времени остаются нерешенными самые фундаментальные вопросы концепции народовластия: вопрос о его сущности, содержании, формах, механизме, ответственности и системе народовластия, о соотно-

    - 4 -

    шении демократии и самоуправления, народовластия и управления и др. Эти вопросы, к сожалению, не стали предметом самостоятельного комплексного анализа в их взаимосвязи ни в одной специально этим вопросам посвященной монографической работе за последние 15 лет. Хотя многие прежние работы советских ученых по вопросам теории демократии грешили догматизмом и отличались идеологической заданностью, содержали положения, которые сегодня необходимо пересмотреть (например, обоснования политической системы как механизма народовластия в СССР, утверждения о принадлежности власти народу и реальном ее осуществлении им, о тождестве воли и власти народа и государства, о конституционных основах народовластия и самоуправления, в то время как сам термин "самоуправление" применялся в Конституции один единственный раз в ее преамбуле для характеристики коммунистического общественного самоуправления, и ряд других положений) на базе современных подходов и политического опыта периода перестройки, все же надо признать, что само по себе наличие таких работ и широкий круг обсуждаемых проблем свидетельствовали уже тогда о глубокой заинтересованности общественных сил в подлинном демократическом развитии страны, способствовали так или иначе воспитанию у советских людей, чувства уважения к народовластию и демократическим ценностям. Широкая приверженность граждан нашей страны демократии, которая особенно сильно проявилась в политических событиях последнего времени, разумеется, не возникла вдруг и не привнесена к нам извне. Это результат внутренних процессов, большой интеллектуальной работы, вклад в которую , несомненно, сделала и советская общественная наука. При всей своей ограниченности и серьезных недостатках прежней советской научной литературы по проблемам демократии, она все же создала определенный научный задел, который может быть использован при изучении множества процессов в области политики и права.

    В связи с этим необходимо отметить, что в ряде исследований были подняты проблемы, которые и сегодня сохраняют свою актуальность. К их числу можно отнести, например, мысль о необходимости закрепить в конституции непосредственный характер осуществления государственной власти народом и идея при-

    - 5 –

    нятия специального закона о референдуме в СССР, высказанная еще в начале 60-х годов (В.Ф. Коток). В свое время ученые выступали за разработку социально-психологического аспекта народовластия (В.Т.Кабышев), подчеркивали идеи о справедливости и правах человека, о создании правовых институтов, которые давали бы возможность народу контролировать и менять политическое руководство в центре и на местах, если оно не способно решить стоящие перед ним проблемы, о включении категории согласия ( консенсуса) в концепцию политической власти и о серьезном изучении способов, практических методов, посредством которых оно может и должно быть достигнуто между участниками властеотношений (Г.В.Мальцев). Уместно отметить также положения о несводимости народовластия к конституционному закреплению принадлежности всей власти народу, народовластии как процессе реального осуществления власти самим народом, о функциях народа как субъекта управления, о превращении социальных общностей из "участников" управления в его первичные субъекты, о выдвижении на первый план функций окончательного решения управленческих вопросов трудящимися с обеспечением при этом высокой управленческой культуры, о многоуровневости политической системы ( Ю.И.Скуратов); о недостатках традиционного деления форм демократии на представительную и непосредственную ( Ю.В.Шабанов, М.В.Цвик), критика распространенного в советской литературе взгляда на советский народ как на единственный субъект демократии и определение в качестве таких субъектов всех участников общественных отношений, складывающихся в процессе осуществления демократии. Важное значение имели обоснование правомерности личностного подхода к анализу демократии, разграничение демократии и самоуправления, новая классификация форм социалистической демократии, критика концепции "профессиональной" демократии, полного отождествления демократии и народовластия обоснование необходимости использования локальных механизмов управления для осуществления демократии, о существовании ряда систем самоуправления, обслуживающих интересы различных социальных общностей (М.В. Цвик).

    Сюда же можно отнести попытки анализа противоречий в

    - 6 -

    развитии социалистической демократии и вытекающее из такого ее понимания определение демократии как политической формы и способа разрешения общественных противоречий (Ковешников Е.М.). Хотя приведенные выше положения носили в основном постановочный характер, нуждались в дополнительных обоснованиях, методических и прикладных проработках, не оказали решающего влияния на процессы практического властвования и не получили в свое время закрепления в законодательстве, они серьезно пополнили научно-теоретический потенциал концепции и служат отправным пунктом в ее дальнейшей разработке.

    С учетом отмеченных особенностей состояния научных исследований следует отметить, что содержательная сторона многих проблем, рассматриваемых в данной диссертации, активно исследовалась в советской юридической литературе, в рамках политологи, ряда общественных наук в работах Алексеева С.С, Атаманчука Г.В., Бутенко А.П., Бурлацкого Ф.М., Барабашева Г.В., Берченко А.Я., Григоряна Л.А., Гулиева В.В., Демидова А.И., Еремина Ю.В., Жидкова О.А., Златопольского Д.Л., Ильинского И.П., Кабышева В.Т.,Керимова Д.А., Кейзерова Н.М., Кутафина О.Е., Кожохина Б.И., Котока В.Ф., Ковлера А.И., Корельского В.М., Курашвили Б.П., Кузьмина Э.Л., Кряжкова В.А., Мальцева Г.В., Манова Г. А., Мамут Л.С, Марченко М.Н., Ма-туэова Н.И., Миграняна A.M., Нерсесянца B.C., Пертцика В.А., Пискотина М.И., Ржевского В.А., Скуратова Ю.И., Топорнина Б.Н., Тихомирова Ю.А., Фарберова Н.П., Филиппова Г.Г., Цвик М.В., Черноголовкина Н.В., Чернобель Г.Т., Шахназарова Г.Х., Шафир М.А., Шеремет К.Ф., Щиглик А.И.

    В процессе работы над диссертацией автор изучил и использовал редко упоминаемые в советской научной литературе труды отечественных ученых М.М.Ковалевского, Чичерина Б.Н., Котляревского С.А., Кокошкина Ф.Ф., Герье В., Понтовича Э.Э., Сыро-мятникова Б.И., а также работы зарубежных авторов Каутского К., Токвиля А., Еллинека Г., Вебера М. и других.

    Цели и задачи исследования. Анализируя научную литературу, посвященную проблемам народовластия, законодательство и программные документы политических партий и движений в Союзе

    - 7 –

    и республиках, диссертант стремился разработать и представить авторскую концепцию народовластия, отвечающую в своих, по крайней мере, наиболее важных положениях потребностям радикального, но вместе с тем и преемственного преобразования нашего общественно-политического строя.

    Поставленная цель обусловила основные задачи:

    - проанализировать и выявить основные черты исторически развивающегося содержания концепций народовластия;

    - определить степень освоенности этого содержания политическими силами, участвующими в современном политическом процессе в Союзе и республиках;

    - проанализировать сложившиеся в советской научной литературе представления о народовластии, осмыслить причины, обусловившие недостаточную эффективность научных исследований по проблемам демократии и самоуправления;

    - обосновать концепцию народовластия, более четко обозначить объект и предмет исследования, сформулировать систему понятий, выражающих народовластие как специфический способ осуществления власти в человеческом обществе;

    - определить виды, формы народовластия, уточнить состав субъектов народовластия, рассмотреть наиболее важные вопросы их развития с точки зрения того, как они должны отразиться в советском законодательстве, в программных документах партий и движений;

    - выяснить специфическое содержание, место и роль интересов в системе народовластия как исходной категории народовластия и, основываясь на этом, изложить в развернутом виде систему категорий этой теории;

    - на современном материале рассмотреть вопрос о сущности суверенитета народа, проанализировать некоторые непосредственные его проявления;

    - сформулировать наиболее важные практические проблемы становления народовластия в нашей стране и предложить конкретные меры, обеспечивающие, становление народовластия как целостной системы.

    Методологическую и теоретическую основу диссертации составляет диалектический метод познания социально-политических

    - 8 –

    явлений и процессов, труды Платона, Аристотеля, Макиавелли, Гоббса, Локка, Монтескье, Руссо, Канта, Гегеля, а также К.Маркса, Ф.Энгельса, В.И.Ленина и других политических мыслителей, системный анализ, единство абстрактного и конкретного, логического и исторического, система частно-научных методов, конкретное наполнение которых в данной работе обусловлено природой содержания исследуемых явлений.

    В ходе подготовки диссертации проанализированы документы Съездов народных депутатов, Верховных Советов СССР, РСФСР, программные документы партий и движений в Союзе, РСФСР, других суверенных республиках.

    Нормативную базу исследования составляют конституции Союза ССР и республик, ряда зарубежных стран, текущее законодательство Союза республик.

    Научная новизна диссертационного исследования связана с разработкой авторской концепции народовластия, опирающейся на анализ истории демократических идей, достижения советской общественной мысли, теорию и практику народовластия в нашей стране. В рамках представленной концепции субъектный состав, организационные структуры и формы народовластия, а также важнейшие демократические принципы и институты, включая прежде всего легитимацию власти, рассматриваются, во-первых, в исторической ретроспективе, в отражении наиболее известных и влиятельных в свое время концепций народовластия, синтезировавших в себе и развивавших идеи, традиции, нормы и ценности, без которых современное цивилизованное общество не могло бы сформироваться и тем более определить перспективы своего демократического развития. Применительно к конкретным институтам автор анализирует узловые моменты процесса становления методологической культуры в исследованиях народовластия и показывает ее значение для научной разработки проблем народовластия в современных условиях. При этом данный вопрос, также как и вопрос о легитимности власти в плане перспективы развития народовластия, впервые ставится в советской юридической науке, получая диалектическую трактовку. Автор обосновывает понимание легитимности власти как соответствия сущ -

    - 9 –

    ности, способов установления и реализации власти праву; несводимость легитимности власти лишь к факту первоначального установления или узаконения, либо к простой недопустимости ее изменения, правового способа развития власти, реализуемого учредительной властью народа. Во-вторых, исследуются основы теории народовластия как понятийной системы, ряд теоретических и практических вопросов соотношения народовластия, политической борьбы и политического сотрудничества, являющихся актуальными в современных условиях.

    Конкретизируя такую общую постановку проблемы, диссертант обосновывает положения, выносимые на защиту:

    - представление о народе как исторически развивающейся социально-экономической, политической, духовно-нравственной общности, являющейся источником и субъектом верховной власти, исходя из неправомерности сведения народа к отдельным классам или группам людей, либо к совокупности граждан или личностей;

    - консенсусно-деятельностную концепцию власти как выражение согласованных интересов народа, составляющих его общностей и индивидов в качестве базовой для концепции народовластия;

    - понимание сущности народовластия как способа деятельности народа, составляющих его общностей и индивидов по осуществлению своей свободы, единого процесса формирования их воли и практического ее осуществления, единства экономической, политической и духовно-нравственной власти народа;

    - специфическое содержание потребности, интереса, юли, права, власти, свободы, ответственности, культуры, которые в научной литературе не рассматривается как система понятий, характеризующих народовластие и позволяющих анализировать его как процесс формирования и разрешения противоречий;

    - соотношение народовластия, демократии и самоуправления, включающее понимание демократии и самоуправления как разновидностей народовластия, трактовку демократии как участия народа, составляющих его общностей и индивидов в реализации власти, трактовку самоуправления как способа деятельности народа, составляющих его общностей и индивидов в качестве субъектов, непосредственно осуществляющих властвова-

    - 10 -

    вание и управление;

    - диалектическое взаимодействие и специфическое содержание основных исторических форм осуществления народовластия: непосредственного, представительного, закрепления и реализации прав субъектов народовластия с учетом необходимости их сбалансированного использования, опасности для стабильности народовластия неоправданного преимущественного применения отдельных из них. В связи с этим подчеркивается целесообразность создания специальной прикладной науки о народовластии, главным предметом которой должна стать, если говорить кратко, "технология" властвования, сбалансированность форм, приемы и принципы согласования властей в общей системе народовластия;

    - новую трактовку прав человека как единой системы, включающей права всех составляющих народ общностей и индивидов; права личности, народов, нации, других социальных, территориальных и трудовых общностей, сбалансированные как по содержанию, так и по способам их закрепления и реализации, и в целом адекватные потребностям человека как активно действующего цивилизованного социального субъекта ;

    - содержание и значимость правового обеспечения интересов субъектов народовластия закрепление и развитие их правового статуса, специальных процедур реализации, четкая регламентация структуры, способов деятельности, полномочий и ответственности законодательной, исполнительной, судебной и местной власти), практически не исследованные в научной литературе;

    - постановку вопроса о восстановлении в полном объеме учредительной власти народа как целого, составляющих его общностей и индивидов как основного способа реализации ими своего суверенитета, в качестве самостоятельной и постоянно действующей разновидности власти, имеющей свой социально-политический и правовой статус, функции, ее организационно-структурное и правовое оформление, эффективные механизмы осуществления;

    -правомерность установления пределов народовластия с учетом объективных возможностей власти на основе понимания народовластия как способа деятельности народа по осуществлению

    - 11 -

    своей свободы и признания самостоятельного, профессионального характера деятельности учреждаемых субъектами народовластия властей ( законодательной, исполнительной, судебной и местной), которые не могут автоматически рассматриваться как народовластие, поскольку являются деятельностью новых субъектов, осуществляющих хотя и производную, но собственную власть в иных формах, процедурах и отношениях, чем народовластие. С этим связано и обоснование института ответственности в системе народовластия, выводимой из взаимной зависимости интересов субъектов народовластия;

    - совместимость народовластия, политической борьбы, если она ведется на основе права и политического сотрудничества, определения указанных понятий, роль популизма в политической борьбе и его несводимость к народовластию. Основные итоги впервые проведенного анализа проблемы народовластия с точки зрения отражения ее в программных документах партий и движений как важнейшего фактора организации политического сотрудничества (незакрепленность в названных документах народовластия как системы, упрощенные представления о его сущности, несбалансированность форм осуществления народовластия, абсолютизация политической борьбы отдельными партиями и движениями, провозглашение ненасильственного и конституционного пути развития власти).

    Апробация результатов исследования и их практическая значимость. Основные положения диссертации содержатся в опубликованных автором работах общим объемом около 45 печатных листов, внедрены в учебный процесс в виде методических рекомендаций для студентов и слушателей по курсам: теория государства и права, история политических и правовых учений, советское государственное строительство и право, общим объемом около 12 п.л., научно-методических материалов в виде отдельных брошюр общим объемом около 10 п.л.

    В том числе автором разработаны и внедрены в учебный процесс специальные учебные программы и методические рекомендации по курсам: "Молодежи о праве", объемом 2,5 п.л., 1989 г.; "Правовые основы народовластия в СССР", объемом 1,2 п.л., 1990 г.; "Теория государства и права", объемом

    - 12 -

    4,5 п.л. ( в соавторстве), 1987 г.

    Диссертантом читался спецкурс "Основы теории социалистической демократии" в Ростовском государственном университете. Положения, обоснованные в диссертации, могут быть использованы в процессе разработки и совершенствования законодательства, направленного на правовое обеспечение интересов субъектов народовластия, регулирующее деятельность политических партий и движений, государственных органов.

    По мнению диссертанта, в ходе правовой реформы система народовластия должна получить более надежно, чем прежде закрепленные в Конституции и более детализированно в специальных законах. Это может быть достигнуто путем конституционного оформления учредительной власти народа, четкого определения ее функций, места в системе разделения властей, конкретных механизмов действия, применительно к каждому субъекту народовластия. Должен быть определен субъектный состав народа: это не только народ в целом, но и нации, народности, социальные, территориальные и трудовые общности, личность. В разделе конституции "Права человека" должны быть закреплены и гарантированы основные права не только гражданина, но и всех других субъектов народовластия. Необходимо принять специальный закон о правах человека, примерная структура которого предлагается в диссертации. Диссертант высказывается также за принятие специального закона о местном референдуме, собрании, сходе граждан как формах прямого осуществления власти народом и его составными частями, четкое определение перечня вопросов государственной и общественной жизни, решаемых исключительно народом путем прямого осуществления власти и закрепление механизмов реализации этих решений.

    Конституционное закрепление (в виде отдельной главы) основных принципов организации и деятельности политических партий и движений и принятие специального закона о политических партиях, в котором должны найти четкое закрепление требования к их уставным и программным документам, практической деятельности, формам и механизмам ответственности, ориентированные на обеспечение политического сотрудничества между ними, четко определяющие их позиции по вопросу о власти.

    - 13 -

    Анализ программных документов политических партий и движений, проведенный в диссертации, а также соотношения народовластия и популизма могут быть использованы в процессе разработки и совершенствования программных документов многих политических партий и движений, в той их части, которая связана с решением вопроса о власти.

    Диссертант выражает надежду, что настоящая работа будет содействовать дальнейшему развертыванию комплексных фундаментальных исследований народовластия.

    Результаты исследования по данной теме докладывались диссертантом на 15 научных конференциях и симпозиумах, проходивших в гг. Москве, Санкт-Петербурге, Ростове-на-Дону, Краснодаре, Владикавказе, Грозном, Махачкале в период с 1979 по 1991 г.

    Отдельные положения, обосновываемые автором в диссертации, отражены в научно-аналитическом обзоре "Советские ученые о развитии социалистической демократии" ( отв.ред. проф. Н.Н.Разумович), М., 1985 г., с.33-34.

    Содержание диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав и заключения. Во введение обосновывается актуальность темы исследования, определяются его цель, задачи, новизна и практическая значимость.

    В первой главе, "Народовластие как предмет политической мысли", -выделяются основные историко-политические тенденции в развитии представлений по таким наиболее фундаментальным проблемам концепции народовластия, как понимание состава народа, сущность его власти, виды и формы ее реализации, легитимность власти и развитие способов исследования народовластия. Глава начинается с анализа вопроса о составе народа с учетом того, какое отражение он нашел в историко-политических концепциях прошлого. В диссертации выделяются два основных подхода к определению этого состава, сложившиеся в ходе исторического развития концепций народовластия: отождествление народа с отдельными его составными частями и рассмотрения народа как совокупности граждан без учета его реальной социальной структуры.

    В диссертации обосновывается односторонность обоих подходов. В первом случае абсолютизируется разделенность народа,

    - 14 -

    во втором - его единство и делается вывод о том, что для системы народовластия принципиально важно, чтобы фактический состав народа был официально закреплен в законе как конституция общества. С этим связано участие всех составных частей народа в осуществлении власти, необходимость изучения и учета особенных интересов и особенной воли в этом процессе.

    Здесь же рассматривается вопрос о социально-экономических .духовных, нравственных и культурно-исторических свойствах народа как целого и составляющих его общностей и индивидов в качестве субъектов власти, в том его содержании, которое он получил в истории политической мысли.

    Анализ сущности народовластия автор начинает с обоснования понятия власти. Опираясь на многочисленные исследования этого вопроса, автор акцентирует внимание на наиболее соответствующем именно системе народовластия понимании власти как способе деятельности народа, составляющих его общностей и индивидов, по осуществлению своей свободы, единого процесса формирования воли народа и ее практического осуществления, единства экономической, политической и духовно-нравственной власти народа.

    В диссертации делается вывод о том, что в процессе развития политической мысли и политической практики долгое время имела место нерасчлененность видов и несбалансированность форм осуществления народовластия, отмечается, что становление народовластия нашло свое отражение в дифференциации его на два вида: демократию и самоуправление, исторически выступавшие во взаимопереплетении, взаимопереходе друг в друга, что служило также основанием для их отождествления. Дается анализ исторически развивающегося содержания демократии и самоуправления, обосновывается критерий для их разграничения. Вместе с тем, по мнению диссертанта, исторически сложились три основные формы осуществления народовластия: непосредственная, представительная; закрепление и реализация прав человека. В диссертации подчеркивается, что сбалансированность форм осуществления народовластия является важнейшей предпосылкой эффективности народовластия, однако эта проблема не получила сколько-нибудь серьезной разработки в научной литературе. В

    - 15 -

    связи с этим формулируются отдельные принципы, обеспечивающие сбалансированность указанных форм, обосновывается предложение о необходимости принятия специальных законов по каждой форме осуществления народовластия в отдельности, акцентируется внимание и на необходимости обеспечивать сбалансированность внутренних элементов каждой формы осуществления народовластия, что особенно важно для третьей формы. При этом, как уже отмечалось, права человека рассматриваются как система, включающая все права, принадлежащие народу как целому, составляющим его общностям и индивидам. Поэтому установление приоритетов отдельных разновидностей прав человека несовместимо с народовластием , противоречит его системному пониманию: при несогласованности и несбалансированности прав человека, народовластие как система власти, осуществляемая народом как целым и составляющими его общностями и индивидами оказывается невозможным.

    В диссертации с историко-политической точки зрения анализируется развитие представлений о легитимности власти, выделяются основные положения, рассматривавшиеся в различные периоды истории в качестве критерия легитимности власти (знание, разум, сила, обладание властью, божественная воля, согласие народа, договор на установление и осуществление власти, значимость существующего порядка для населения). В связи с этим делается ряд выводов. В частности, обосновывается положение, в соответствии с которым сущность легитимности власти состоит в соответствии способа установления и осуществления власти праву. Подчеркивается значение такого понимания сущности легитимности власти для характеристики связи власти с нравственностью и развития правовых способов предотвращения и разрешения социальных конфликтов в обществе.

    Признание права в качестве основы легитимности власти подчеркивает естественный и преемственный характер ее развития, поскольку право не отождествляется автоматически с законом и понимается в этом случае как нормативная основа нравственности, мера справедливости и свободы во взаимоотношениях социальных субъектов, выражение социально-политической истины.

    - 16 -

    Вместе с тем отмечается недостаточность определения сущности легитимности власти только через право. Необходимо учитывать два неразрывно связанных фактора - право и воля народа. На этой основе подчеркивается значение легитимности власти как неотъемлемого элемента гражданского мира, необходимого способа его поддержания и укрепления.

    В диссертации впервые анализируется развитие способов исследования народовластия, что имеет, по мнению диссертанта, важное значение в становлении методологической культуры в изучении проблемы народовластия и в современных условиях.

    В соответствии с этим выделяются особенности исследования демократии в трудах Платона, Аристотеля, Монтескье, Руссо, Канта, Гегеля. Обращается внимание на особенности применения диалектического метода Платоном к изучению демократии, в отличие от исследования им идеального государства, раскрывается содержание эмпирино-научного метода, используемого Аристотелем для анализа демократии, выделяется стремление Монтескье создать понятийный аппарат, отражающий способ осуществления власти народом, анализируются особенности рационалистического подхода Макиавелли, Руссо и Канта к определению форм осуществления власти народом.

    В диссертации подчеркивается, что становление новой методологии исследования народовластия в современных условиях невозможно без внимательного изучения всей методологической культуры прошлого. Именно эта сторона вопроса оставалась последнее десятилетие наиболее "неподвижной частью" в проблематике народовластия.

    Во второй главе "Основы теории народовластия", народовластие анализируется как целостная система. Здесь уточняется объект и предмет исследования. Подчеркивается, что объект исследования охватывает целостный "мир" народовластия, характеризуемый как особая сфера , в которой проявляется сущность народовластия: чувства, психологические и нравственные установки, идеи, ценности, фактические отношения между особыми субъектами, нормы, процедуры, материализующиеся в особых ин -статутах и учреждениях. При этом предмет исследования ограни-

    - 17 -

    чивается системой определенным образом организованных и взаимодействующих властей, являющихся способом осуществления субъектами народовластия своей свободы. Общее содержание этой системы в диссертации раскрывается в трех основных направлениях. Первое связано с выделением и характеристикой системы

    узловых понятий: потребность-интерес-воля-право-власть-свобода-ответственность-культура народовластия, образующих понятийный ряд, отражающий народовластие в его целостности. В диссертации подчеркивается, что каждое из указанных выше понятий исследовано в многочисленных специальных научных работах, но в данном контексте они объединены единством развивающегося содержания народовластия и именно с этой точки зрения рассматривается их содержание и взаимодействие. В диссертации подчеркивается методологическое значение этой системы понятий для общего анализа народовластия, установления возможных отклонений от него в процессе его становления и осуществления, четкой фиксации специфических особенностей народовластия.

    Переходя к конкретному анализу отдельных категорий, диссертант подчеркивает, что особенности различных систем власти не сводятся лишь к внешним различиям в структуре, формах и принципах организации и деятельности органов власти и управления, а коренятся в способах формирования потребностей субъектов социально-политической деятельности, в содержании оптимальных путей их удовлетворения и обеспечения. Исходя из этого дается обоснование потребности в народовластии как проявления общественной природы человека, которое состоит в необходимости отделения от субъекта народовластия его постоянно воспроизводящихся и развивающихся социально-политических качеств, институализации их в структурах, отношениях, функциях, системе власти в целом, обратном присвоении опредмеченных качеств как выражение политической жизни и деятельности субъектов власти.

    Одним из важнейших условий, порождающим такую потребность, создающим возможности для ее удовлетворения, является открытость системы власти для "входа" и "выхода" указанных качеств,

    - 18 -

    способность ее "переработать" рассматриваемые качества, "сделать" их элементами политической культуры. Подчеркивается, что отчуждение человека от собственности, власти и культуры, сложившееся в нашем обществе, является исходным состоянием, порождающим потребность в народовластии, как потребность в преодолении старых и новых форм отчуждения власти от общества, как разрешение противоречия между многообразием социально-политических качеств субъектов народовластия и возможностями их воплощения в структурах и институтах власти.

    Исходя из этого народовластие характеризуется как система власти, открытая для "принятия","переработки" социально-политических качеств субъектов народовластия, воспроизводства и развития культуры властвования.

    Диссертант исходит из того, что интерес в этой системе играет роль исходной категории, а вся система народовластия рассматривается в одном из наиболее существенных своих определений как формирование и реализация интересов субъектов народовластия.

    Учитывая ключевой характер такой категории, как интерес для всей системы народовластия, в диссертации уделяется внимание анализу понятия, структуры и проблемам обеспечения интересов субъектов народовластия.

    Диссертант выделяет отмеченные в некоторых исследованиях характеристики интересов, несовместимые с идеей народовластия. К числу таковых, по мнению диссертанта, относятся, во-первых, трактовка интереса как автономного, изолированного явления, объективно складывающегося в действительности, в которое его субъекты не в состоянии привнести какое-либо новое содержание.

    Во-вторых, выделение приоритетных интересов отдельных субъектов, по мнению диссертанта, искажает природу интереса и суть оптимальности удовлетворения потребности в системе на-

    - 19 -

    родовластия.

    В-третьих, трактовка структуры интереса, опирающаяся на абсолютную истинность одного, единственно правильного определения понятия интереса, показывает односторонность жесткой увязки имеющихся определений понятия интереса и составных частей его структуры.

    Диссертант исходит из того, что структура интереса наиболее адекватно может быть выражена в системе понятий, охватывающих все многообразие конкретно формирующегося содержания интересов в процессе их становления и реализации.

    В связи с этим анализируется два способа определения структуры интереса, рассматриваемые в работах В.М.Сиренко и Н.А.Шайкенова, и делается вывод о том, что в структуре интереса должны быть выделены непосредственно структурообразующие элементы интереса, а не стороны которые он связывает. Диссертант исходит из необходимости снять искусственно созданное разделение между процессом осознания интереса и объективным интересом, который якобы существует вне и помимо своего носителя и его содержание никак не изменяется в процессе осознания субъектом. Такая установка снимает вопрос о формировании интересов в процессе человеческой деятельности, их развитии и реализации и фактически сводит проблему интересов к поиску вне человека находящейся истины. Истина отождествляется с интересом.

    По мнению автора, структура интереса включает мобильную совокупность элементов: намерений, мотивов, цели, идеи, постоянно проявляющихся в практических путях, формах, отношениях, нормах, через которые пробивает себе дорогу оптимальный способ удовлетворения потребности.

    Далее диссертант, опираясь на уже проведенные исследования о соотношении интересов и вопи, интересов и права (Экинов А.И.), власти, свободы, интересов и культуры кратко характеризует эти соотношения. При этом подчеркивается, что системность народовластия во многом обеспечивается именно посредством формирования и реализации особенного содержания интересов субъектов народовластия. Отмечается, что указан-

    - 20 -

    ный выше понятийный ряд имеет важное значение для характеристики народовластия как специфической теории уравнений и неравенств, как системы постоянно воспроизводящихся и разрешающихся противоречий между свободой и равенством, потребностью и интересом, интересом и волей, волей и правом, правом и властью, властью и свободой, свободой и ответственностью, ответственностью и культурой народовластия, а также во всевозможных иных сочетаниях названных понятий, отражающих реальные противоречия между субъектами народовластия, в самом процессе властвования, в его "технологии". Условно говоря, каждое последующее понятие снимает противоречие между двумя предшествующими, результатом чего является не устранение одной стороны противоречия (способ, которым в принципе нельзя создать народовластия), а созидание нового явления, которое в свою очередь выступает лишь необходимым звеном в функционирующей системе народовластия.

    В диссертации анализируется также проблема обеспечения интересов субъектов народовластия, которая до сих пор в такой постановке в научной литературе не ставилась.

    Опираясь на проведенные рядом советских ученых (В.М.Сиренко, Н.А. Шайкенов и др.) исследования проблемы обеспечения различных видов интересов, диссертант обращает внимание на социальные, экономические, политические, психологические, нравственные и идейные средства обеспечения интересов субъектов народовластия. Учитывая исключительное значение правовых средств обеспечения интересов, диссертант более подробно останавливается на анализе состояния этой проблемы применительно к нашей стране. При этом автор приходит к выводу, что длительное время в советском законодательстве отсутствовали правовые средства обеспечения интересов субъектов народовластия. Начавшееся в первые годы советской власти их закрепление в Декларациях и Декретах Советской власти, достаточно быстро было свернуто. В результате такие элементы механизма обеспечения интересов субъектов народовластия, как политический, экономический и правовой статус народа, наций, классов, социальных слоев и групп, террито-

    - 21 -

    риальных и трудовых общностей просто не упоминались в советском законодательстве.

    Второй элемент механизма обеспечения интересов народа - регламентация объекта интереса - власти народа и составляющих его общностей, также не получил серьезного развития. Власть народа лишь декларировалась в нескольких статьях конституции, но строго не регламентировались сферы и пределы ее применения, полномочия. Определенной регламентации подвергалась государственная власть, отождествляющаяся с властью народа, но фактически отчужденная от него. Термин учредительная власть народа, кратко передающий сущность его суверенитета, исчез из советского законодательства. Учредительная власть народа растворилась сначала во власти, фактически осуществлявшейся партийно-государственной верхушкой вождей, а затем в системе законодательных органов и исполнительной власти.

    Наконец, третий элемент механизма обеспечения интересов субъектов народовластия - юридическая процедура - также не получил сколько-нибудь серьезного развития.

    Правовое обеспечение интересов личности с точки зрения отражения правового статуса гражданина в советском законодательстве выглядело несколько предпочтительней. В частности, советские конституции I977-1978 гг. содержали и содержат специальную главу "Государство и личность".

    Однако и здесь сказывались как недостаточная полнота прав личности, закрепленных в законодательстве по сравнению с международно-правовыми актами о правах человека, так и отсутствие или слабая эффективность механизмов их реализации. Традиционный прием любой тоталитарной власти - устанавливать правовой статус субъектов только в случае крайней необходимости, по этой же причине не бояться его расширения, пока есть возможность прибегнуть к последнему оплоту - отсутствию или чрезвычайной запутанности юридической процедуры реализации правового статуса - пока еще срабатывает если непреднамеренно, то автоматически. Вместе с тем в диссертации показывается, что определенный фундамент под обеспечение прав субъектов народовластия заложен в законах СССР, республик,

    - 22 -

    принятых в годы перестройки. В связи с этим анализируется новое законодательство о собственности, земле, а также законодательство, касающееся национального и государственного строя Союза и республик. На этой основе выделяются противоречия и вносятся соответствующие предложения.

    Второй важный вопрос, рассматриваемый в данной главе - вопрос о системе властей, образующих народовластие.

    Основное внимание уделяется характеристике системы властей, действующих внутри народа и являющихся выражением власти составляющих его общностей и индивидов, акцентируется внимание на необходимость обеспечивать их координацию и совместимость, изучение механизмов их формирования и реализации. Центральное место в анализе занимает проблема учредительной власти народа. Изучив, ставшую доступной автору, литературу по этой проблеме (работы В.И.Ленина, Э.Э.Понтовича, Розенталя П., Сыромятникова Б.И., Рождественского А., Преображенского П.Ф., Водовозова В.В. и др. авторов, материалы Учредительного собрания в России 1918 г.), а также практику ее использования разными народами, исходя из тех существенных недостатков, которые оказываются свойственными общественно-политическому строю, в котором отсутствует самостоятельная учредительная власть народа, диссертант обосновывает вывод о необходимости учредительной власти как верховной, постоянно действующей власти народа, обладающей своими особыми функциями и компетенцией, не совместимыми с перенесением их на законодательную, исполнительную или судебную власти и имеющей правовой характер.

    К числу таких функций диссертант относит, во-первых, функцию центра системы фактически действующих властей, без которого не может быть реализована теория разделения властей в ее наиболее рациональном виде. Во-вторых, функция контроля за соответствием фактически осуществляемой законодательной и исполнительной власти, власти учрежденной. В-третьих, определение статуса народных депутатов, порядка их отзыва, полномочий избираемых непосредственно народом должностных лиц, принятие законов о выборах таких лиц и организация всего избирательного процесса. В-четвертых, обеспечение ответственности изби-

    - 23 -

    раемых народом должностных лиц и др.

    Диссертант обращает внимание на неправомерность определения, например, народными депутатами своего собственного статуса, порядка отзыва. Ссылаясь на новейшее законодательство по этим вопросам, показывает его направленность на преимущественное обеспечение интересов избранных депутатов.

    По мнению диссертанта, к числу сложившихся и нуждающихся в преодолении стереотипов мышления и поведения в теории и практике народовластия относятся положение об изначально существующей воле народа, догматически истолковывающее ее содержание и представление о народовластии как властвовании народа только как целого, неоднократно служившее оправданием многочисленных разновидностей тоталитарного строя, что было осознано еще в древнегреческой политической мысли.

    В диссертации обосновывается ограниченность такой трактовки народовластия, показывается, что власть и свобода народа как целого в своем подлинном смысле, не могут быть реализованы без или помимо власти и свободы составляющих его общностей и индивидов, а воля народа формируется, изменяется и реализуется в конкретно -исторических условиях. В свою очередь указанные власти должны быть определенным образом распределены, согласованы и скоординированы в общей системе народовластия, отражены в особых правах ( право на самоуправление, право на развитие, право на участие в осуществлении власти народа как целого) и закреплены законом.

    В связи с этим анализируется советское законодательство и международно-правовые акты в той их части, которая связана с признанием власти и прав социальных, территориальных и трудовых общностей, личности и формированием механизмов их реализации и защиты, без закрепления, развития и реализации которых, по мнению диссертанта, реальный суверенитет народа невозможен.

    Отмечается, что несмотря на ряд важных правовых актов, принятых в последнее время в СССР и республиках (о реабилитации репрессированных народов, Декларация прав и свобод человека)на включение в тексты присяги президентов их обязательства охранять права народов, все же в советском законодательстве не

    - 24 -

    закреплен, в том числе и конституционно, конкретный перечень указанных прав. Это относится и к правам наций, этнических групп, территориальных общностей. Возникает вопрос о правах коренных наций и национальных меньшинств, каждое из которых имеет свою специфику и нуждается в регламентации. Перечисленные разновидности прав, включая механизмы их реализации и защиты, более основательно, по мнению диссертанта, разработаны в ряде международно-правовых актов, часть из которых анализируется в диссертации. В связи с этим ставится проблема имплементации международно-правовых норм во внутреннее законодательство Союза и республик. Рассматриваются отдельные возможные формы их сотрудничества в данной области.

    Другим аспектом проявления системности народовластия является рассматриваемый в диссертации вопрос о диалектике видов и форм осуществления народовластия. Здесь уточняются критерии их разграничения, отмечается, что в научной литературе основное внимание уделялось анализу форм осуществления народовластия, в связи с чем вопрос о его видах оказался почти не исследованным. Рассмотрев высказанные по этому вопросу в научной литературе точки зрения, диссертант приходит к выводу об обоснованности классификации народовластия на два вида: демократию и самоуправление. В основу их разграничения кладется содержание деятельности субъектов народовластия по осуществлению ими власти. В основу разграничения осуществления народовластия - особенности способов деятельности по осуществлению власти субъектами народовластия. Анализируя формы осуществления народовластия, диссертант исходит из сложившегося понимания категории "форма", как способа организации содержания, в качестве которого рассматривается деятельность субъектов народовластия. Основываясь на этом, диссертант уточняет характеристики каждой формы и, в особенности, традиционного понимания представительной формы осуществления народовластия, основывающегося на отождествлении деятельности разных субъектов власти: народа и парламента, всех выборных должностных лиц. Исходя из неправомерности такого отождествления в современных условиях, в исследовании обосновывается целесообразность разграничения содержания и форм деятельности народа, составляющих его общностей и индивидов по осуществлению власти и деятельности представительных органов власти в широком смысле этого слова, что, разумеется, не означает их противопоставления друг другу. Такой подход позволяет критически оценить высказанные

    - 25 –

    в научной литературе, взгляды по данному вопросу, уточнить характеристики каждой формы, проанализировать отдельные стороны диалектического взаимодействия видов и форм осуществления народовластия. В диссертации подчеркивается, что без серьезного научного анализа рассматриваемого вопроса, в том числе, особенно, его прикладной стороны, рационально организованная система народовластия просто невозможна, а для разработки специальных проблем, вытекающих из такой его постановки, необходимо создание самостоятельной прикладной науки о народовластии.

    Затем анализируется проблема ответственности в системе народовластия. Отмечается, что этот институт является также одним из самых неисследованных. Едва ли не единственное монографическое исследование на эту тему (А.М.Черныш) только серьезно поставило ее в плане политической ответственности, рассматриваемой как ответственность перед классом, что, по мнению диссертанта, является, по меньшей мере, односторонней трактовкой вопроса.

    Диссертант обращает внимание на специфическое содержание

    основания и виды данного института, уточняет понятие ответственности в системе народовластия, опираясь на тезис о том, что "несущий конструкцией" этого понятия является обеспечение согласованности интересов и свободы деятельности субъектов народовластия. Исходя из этого диссертант обосновывает формы и механизмы ответственности с учетом опыта зарубежных стран и вносит ряд предложений, касающихся ответственности парламентов, президентов политических организаций, местных органов власти и управления, политических лидеров за результаты своей деятельности, предлагает механизмы реализации этой ответственности.

    В третьей главе - "Народовластие и политическая борьба, организация политического сотрудничества" анализируются понятия" политическая борьба" и "политическое сотрудничество" в их взаимодействии и в соотношении с понятием "народовластие".

    Отмечается, что народовластие в одном из своих главных определений является способом организации политического сотрудничества, составляющих народ политических сил. При

    - 26 -

    этом политическая борьба в системе народовластия определяется как опирающийся на право способ соперничества политических сил, предметом которого является политическая власть, а политическое сотрудничество характеризуется как основанный на праве способ совместного, рационального использования политической власти различными политическими силами в целях ее оптимальной организации и функционирования.

    Предметом политической борьбы, проводимой в рамках народовластия, может быть расширение участия конкретной политической силы в осуществлении власти и управления, в принятии решений и, связанном с этим развитии ее правового статуса, более четкая регламентация властной деятельности и совершенствование механизмов реализации власти. Такого рода политическая борьба не имеет как свою основную цель захват власти отдельной социальной силой, опирается на согласие других политических сил, исходит из обеспечения адекватности формирования и реализации воли субъектов народовластия, их действительным потребностям и интересам. Политическая борьба в этом случае становится важным способом правовой организации политической деятельности субъектов народовластия и создаваемых ими политических организаций, имеет тенденцию к перерастанию в способ организации политического сотрудничества и содержит последнее в себе как существенный момент.

    Политический опыт различных стран свидетельствует о том, что основанная на праве политическая борьба различных политических сил, составляющих народ, становилась возможной, как правило, именно в процессе формирования системы народовластия. С народовластием в принципе совместима политическая борьба различных политических сил, если она ведется в правовых формах, является временной, что обусловлено переходным характером конкретного периода развития народа и направлена на организацию политического сотрудничества. Неправовые формы политической борьбы несовместимы с народовластием в силу специфической сущности народовластия.

    В диссертации подчеркивается, что важнейшим направлением в сотрудничестве политических партий и движений в современных условиях должно стать широкое использование консолидирующего по-

    - 27 -

    тенциала идеи народовластия, получившей отражение в документах многих партий и движений в СССР и поддерживаемой большинством советских граждан. Однако конкретное содержание этой идеи в трактовках различных политических сил неоднозначно, имеет место отождествление народовластия с иными способами организации и осуществления власти и идейными течениями, одним из которых является популизм.

    Широкой распространенности популизма в нашей стране, его огромному влиянию на политические процессы явно не соответствует степень его изученности в научной литературе. Не выяснены причины "живучести" и "неуловимости" популизма, не осознана в должной мере его опасность для становления народовластия, не разработаны адекватные его сущности, принципы отношений к нему со стороны политических партий и движений. Редким является и прямое упоминание о нем в их программных документах.

    Приводится два примера, характеризующих противоположное отношение к популизму со стороны разных политических партий. "Мы понимаем опасность популистских страстей, - говорится в Программе СДРП, - однако намерены идти рука об руку с популистскими движениями, ибо хорошо знаем, что нет и не может быть демократии без популизма"[1].

    Другая позиция отражена в программе Партии Свободного Труда, где подчеркивается, что "...цели и задачи партии, призванной защищать интересы свободного сектора экономики, исключают популизм и структурную аморфность"[2].

    Обращается внимание на отсутствие специальных исследований этой проблемы и ее политическую остроту в современных условиях. Исходя из авторской концепции народовластия и опираясь на анализ популизма, содержащийся в ряде работ советских ученых (Хорос В.Г., Выдрин Д.С, Новинская М.С. и др.), а также научно-теоретическое обобщение зарубежных исследований популизма в их работах, диссертант формулирует определение сущнос-

    - 28 -

    ти популизма как системы организации и руководства политической деятельностью определенной части народа, состоящей из наиболее отчужденных от власти и собственности, обладающих наиболее низким уровнем общей, политической и правовой культуры по сравнению с другими его частями.

    Автор вычленяет признаки, по которым может быть проведено разграничение популизма и народовластия (по социальной базе, сущности, формам осуществления, по содержанию потребностей и интересов, воли и власти популистской массы).

    Опираясь на эти положения, диссертант ставит проблему популизма применительно к нашей стране. При этом анализируются основные предпосылки, способствовавшие его становлению.

    К их числу диссертант относит наличие достаточно большой социальной базы, фактическое преобладание в массовом сознании популистской идеологии, популистских интересов и потребностей, наличие социально-экономического кризиса и кризиса политической власти, достаточно широкое распространение и влияние в стране традиций популизма.

    Исходя из изложенных оснований, диссертант рассматривает обоснованность постановки вопроса о сталинском популизме, как классической разновидности популизма.

    На основе анализа работ И.В.Сталина рассматриваются специфические особенности данной разновидности популизма, дается ее определение как системы формирования и закрепления популистских потребностей и интересов, отлучения широких слоев народа от активной, серьезной и самостоятельной политической деятельности под широковещательными лозунгами о постоянно растущем участии народа в управлении обществами и государством, в рамках популистских по своей сущности официально поддерживаемых социальных движений.

    В диссертации подчеркивается недостаточность характеристики сталинизма только как режима, использовавшего популистские приемы в политической борьбе. Он вполне сложился и как разновидность популистской идеологии и как целостная система организации и осуществления власти популистского типа.

    - 29 -

    В диссертации в связи с этим ставится вопрос об историко-теоретических корнях популизма и подчеркивается значение философского анализа воли Гегелем для понимания популизма, в особенности, имея в виду разграничения Гегелем воли как желания, мнения, произвола и разумной воли, соответствующих им негативной рассудочной свободы и разумной свободы. Опираясь на такое разграничение, диссертант рассматривает популизм как одно из возможных проявлений негативной, рассудочной свободы, основанной на воле как желании, мнении, произволе. Затем впервые в научной литературе анализируется отражение проблемы народовластия в программных документах политических партий и движений в СССР. При этом особо выделяются документы партий и движений, в которых прямо говорится о стремлении установить народовластие, анализируется содержание соответствующих программных положений.

    В диссертации дается общая оценка степени разработанности проблем народовластия в указанных документах. Отмечается, что содержательная разработка названных проблем в них находится в начальной стадии, о чем свидетельствует декларативный характер закрепляемых в них положений о народовластии, отсутствие системного подхода к его формированию. Отмечается отсутствие четких представлений о системе властей, взаимодействующих в обществе и государстве, механизмах их согласования и координации, упрощенные трактовки теории разделения властей, без учета механизмов обеспечения единства государственной власти в процессе ее функционирования.

    В диссертации делается вывод об отсутствии в анализируемых документах четких представлений о сущности народовластия с точки зрения его социальной основы, а также понимания его как единства экономической, политической и духовно-нравственной власти народа, целостного процесса формирования воли народа и ее практического осуществления.

    В качестве существенного недостатка программ политических партий и движений рассматривается то, что в них не различаются виды народовластия, не ставится проблема сбалансированности различных форм его осуществления, имеет место отож-

    - 30 -

    дествление народовластия с популизмом, формальная постановка вопроса о легитимности власти. Отмечается тенденция отождествления интересов партий и движений с интересами народа, сведения политической жизни народа к взаимоотношениям политических партий и движений.

    По мнению диссертанта, учет отмеченных недостатков в процессе совершенствования анализируемых документов, введение в них специального раздела, отражающего понимание той или иной партией системы народовластия, позволит более эффективно использовать консолидирующий потенциал идеи народовластия. В диссертации дается обоснование положения, в соответствии с которым в любой программе любой политической партии должен особо четко выделяться вопрос о власти с тем, чтобы установки данной партии по этому вопросу как наиболее важному, могли быть адекватно восприняты обществом. Отмечается также необходимость закрепления в Законе о политических партиях ряда обязательных положений, при отсутствии которых данная политическая партия не может быть зарегистрирована (принципы межпартийного сотрудничества, приверженность конституционному способу развития власти, строгое подчинение своей деятельности действующему законодательству и др.)

    В диссертации анализируются содержащиеся в программных документах партий и движений (Партия свободного труда, РПР, ДПР, СДРП, Саюдис, МРП-ПДПИ и др.) оценки сложившейся в СССР системы власти, раскрывается социальная направленность, противоречивость и в ряде существенных моментов односторонность, о чем свидетельствует, по мнению диссертанта, уже сама полярность оценок сложившейся системы власти. В связи с этим анализируются лозунги о "десоветизации","дефедерализации" и делается вывод о правомерности формирования многокомпонентной системы власти, как выражение преемственности в ее развитии, становления культуры народовластия в нашей стране. Особо анализируется отражение в программных документах партий и движений вопроса о способах развития системы власти.

    - 31 -

    Подчеркивается значение того факта, что в документах политических партий и движений отсутствуют установки на насильственный характер изменения существующей власти, хотя каждая из них в том или ином виде ставит задачу формирования новой системы власти, интенсивно реализуемую в современных условиях.

    Если говорить обобщенно, то в названных документах содержатся указания на два основных способа перехода к новой власти: конституционный и ненасильственный, которые с точки зрения конкретных трактовок их содержания в указанных документах могут существенно различаться. Ненасильственный путь установления новой власти может быть конституционным в том случае, когда конституция предусматривает возможность изменения сущности закрепленной в ней власти.

    В иных случаях может возникать опасное для общества противоречие между органами власти, существующими в соответствии с законом и фактически создаваемыми альтернативными им властными структурами. В связи с этим обосновывается необходимость четкого закрепления правовых механизмов конституционного способа развития власти, что особенно важно и для тех случаев, когда речь идет о коренном изменении системы существующей власти. Это необходимо для создания условий ненасильственного, основанного на законе, перехода власти в новое качественное состояние в переломные периоды развития истории каждого народа, учитывая, что старые структуры власти, как правило, проявляют большой консерватизм, а новым оказывается свойственным революционное нетерпение. В результате обе структуры власти могут выступать источником общественных потрясений.

    В советском законодательстве, как известно, не были закреплены подобные механизмы. Решения Внеочередного Съезда народных депутатов СССР, на основе которых создается система органов власти переходного периода, являются важным опытом законодательного оформления ненасильственного правового пути дальнейшего развития системы власти. Однако, на уровне республик такие механизмы по-прежнему отсутствуют, что может привести к кризисным ситуациям, как это имеет место в настоящее время в Чечено-Ингушской республике. Разумеется и в этом случае неправомерна любая подмена

    - 32 -

    учредительной власти народа, составляющих его общностей и индивидов. По мнению диссертанта, отмеченные здесь обстоятельства подтверждают обоснованность выдвигаемого в работе тезиса о необходимости формирования постоянно действующей учредительной власти народа и его составных частей в качестве центра власти, обеспечивающего сбалансированность законодательной, исполнительной и судебной власти, гаранта легитимного развития всей системы власти.

    В заключении сформулированы основные нерешенные в диссертационной исследовании вопросы и намечены основные направления дальнейшего исследования проблемы народовластия.

    По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:

    1. Народовластие. История концепции и современность. М. ,1991г. 7 п.л.

    2. Народовластие. Киев. 1991 г. 6 п.л. (в печати).

    3. Народовластие и популизм. Ростов-на-Дону. 1991 г. I п.л.

    4. Народовластие в программах партий и движений в СССР. Ростов-на-Дону, 1991. 1,2 п.л. (в печати)

    5. Народовластие в СССР. Ростов-на-Дону. 1990 г. 2 п.л.

    6. Теоретические вопросы суверенитета государства (Учебное пособие по курсу теории государства и права). Ростов-на-Дону. 1971 г. I п.л.

    7. Некоторые проблемы теории автономной республики. (Учебное пособие по курсу теории государства и права). Ростов-на-Дону, 1971 г. I п.л.

    8. К вопросу о понятии политического режима. Известия СКНЦ ВШ. Общ. науки. 1974 г. № 3. 0,6 п.л.

    9. Конституция СССР и некоторые вопросы теории социалистической демократии. Известия СКНЦ ВШ. Общ. науки. 1978 г. № 4. I п.л.

    10. Теория демократии и Конституция СССР 1977 г. //Проблемы развития юридической науки и юридического образования на Северном Кавказе в свете Конституции СССР. Ростов-на-Дону. 1980 г. 0,2 п.л.

    - 33 -

    11. Проблемы формирования демократических интересов и развития основных принципов социалистической демократии.// Проблемы государства, демократии и права в материалах ХХУ1 съезда КПСС. г. Ростов-н/Д 1980 г. 0,2 п.л.

    12. Проблемы теории революционно-демократического движения в произведениях В.И.Ленина периода первой революции в России/Известия СКНЦ В.Ш. Общ. науки, 1981 г., №3, I п.л.

    13. Проблемы государства, демократии и права в материалах XXVI съезда КПСС. Правоведение 1982 г.,№3, 0,3 п.л.(в соавторстве).

    14. Социалистический демократизм и его правовая основа// Проблемы укрепления правовой основы государственной и общественной жизни. Ростов-н/Д, 1983 г., 0,4 п.л.

    15. Демократическая сущность и специфические особенности управления процессом реализации Продовольственной программы на Северном Кавказе// Правовые проблемы реализации Продовольственной программы. Ростов-н/Д, 1984 г., 0,1 п.л.

    16. Рецензия. Р.Ф.Иванов, Э.В.Лисневский. Ку-клус-клан. М., 1981 г.// Известия СКНЦ В.Ш., Общ. науки 1983 г., №3, 0,3 п.л.

    17. Основной политический закон социализма: понятие, конституционное закрепление. Депон. в ИНИ0Н № 18550, 23.X.84 г. 0,5 п.л.

    18. Соотношение социалистической законности и социалистической демократии// Проблемы укрепления социалистической законности и правопорядка. М., 1982. Отв.ред. Сажин Г.М., 0,3 п.л.

    19. Политическое учение декабристов. Ростов-н/Д. 1985. 2 п.л.

    20. Трудовые коллективы в системе социалистической демократии. Методические рекомендации по курсу "Советское право". Ростов-н/Д, 1985. 0,9 п.л.

    21. О социалистическом самоуправлении народа. Депон. в ИНИ0Н № 24420. 6.08.86. 0,6 п.л.

    22. 0 сущности и исторических формах народовластия. Депон. в ИНИСН № 26305. 6.08.86. 0,6 п.л.

    23. Политико-правовое учение Платона. Ростов-н/Д, 1986, 1,3 п.л.

    - 34 -

    24. Проблема народовластия в политической мысли Древней Греции. Ростов-н/Д. 1987, 1,5 п.л.

    25. Теория государства и права. Учебно-методические материалы. Ростов-н/Д. 1987, 4,5 п.л. (в соавторстве).

    26. Пути дальнейшего укрепления социалистического народовластия в свете решений XIX Всесоюзной партийной конференции. Ростов-н/Д. 1989. 2,25 п.л. (в соавторстве).

    27. Новое политическое мышление о сущности социалистического самоуправления народа.// Философия нового мышления и перестройка. Книга I. Ростов-н/Д. 1988, 0,4 п.л.

    28. Демократическое сознание как объект теоретического анализа.// Региональные особенности государственного строительства и укрепления правопорядка. Орджоникидзе, 1985, 0,2 п.л.

    29. Политико-правовые проблемы развития форм национальной государственности в СССР.// Национальный фактор и перестройка: тенденции противоречия. Ростов-н/Д, 1989, 0,4 п.л.

    30. Формирование социалистического правового государства. Учебно-методические рекомендации. Ростов-н/Д, 1989, 0,9 п.л.

    31. Взаимообусловленность и необходимость скоординированного осуществления политической и экономической реформ. Ростов-н/Д, 1988, I п.л. (в соавторстве).

    32. Власть трудового коллектива: сущность, правовые формы реализации. Ростов-н/Д, 1989, 4,5 п.л. (в соавторстве).

    33. Методические советы и рекомендации по курсу "Молодежи о праве". Ростов-н/Д, 1989, 2,5 п.л.

    34. Конституционные основы дальнейшей демократизации избирательной системы в РСФСР. Ростов-н/Д, 1989, I п.л.

    35. Гарантии социалистического народовластия.// Правовая реформа и проблемы ее реализации. Краснодар, 1989, 0,5 п.л.

    36. Советский народ в развивающейся социально-политической системе// Материалы научно-практической конференции "XIX Всесоюзная партийная конференция: проблемы теории и практики реформы политической системы". Ленинград, 1989, 0,3 п.л.

    - 35 -

    37. О специфике политического отчуждения при социализме и проблемах укрепления народовластия в СССР// Проблемы преодоления политического отчуждения и бюрократизма в условиях обновления социализма. (Материалы Советско-польского симпозиума). Ростов-н/Д, 1990, 0,5 п.л.

    38. Право и закон в деятельности КПСС. В сб.: Проблемы обновления КПСС. Ростов-н/Д, 1990, 0,4 п.л.

    39. 0 диалектике и догматизме в развитии форм национальной государственности в СССР. Ростов-н/Д, 1990, 0,3 п.л. (находится в печати).

    40. Формула советской федерации.// Государство, право, национальные отношения. Ростов-н/Д, 1990, 0,2 п.л.

    41. Правовые основы народовластия в СССР. Учебная программа

    и методические рекомендации по изучению курса. Ростов-н/Д, 1990, 1,2 п.л.



    [1] Путь прогресса и социальной демократии. Основа программы СДРП (Временная редакция). Москва-Свердловск,1990, с.52.

    [2] Партия Свободного труда. Документы Учредительного съезда. - М,- 8-9 декабря 1990 г., с.14.

Информация обновлена:14.08.2012

Источник - Федеральный правовой портал "Юридическая Россия"